Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

  • eryv

В память о Испании

Начиная с 8-го века, территория современных Испании и Португалии принадлежала мусульманским династиям Северной Африки и была известна под названием Аль-Андалузия. Довольно часто, ошибочно говорят о том, что Андалузия была арабским государством. Это далеко не так. Даже в самом начале захвата Иберийского полуострова, арабы составляли только около 10 % ее населения, а затем и еще меньше. Значительно большая часть была представлена берберами, принявшими мусульманство, и “людьми книги” – дхимми. В последнюю категорию входили христиане и иудеи. Есть даже такой, замалчиваемый в последнее время факт, что некоторые известные визири Андалузии исповедовали иудаизм. Историки так и объясняют быстроту с которой ранние мусульмане захватывали новые территории – религиозная терпимость и ясные законы привлекали на сторону захватчиков симпатии большинства населения. В тоже время, что возможно и было причиной реконкисты, мусульмане ничего не смогли противопоставить слепому фанатизму средневекового католицизма, вылившемуся наконец в мрачность испанской инквизиции. В 1491 году власть в Испании окончательно перешла к католическим монархам, но перед этим в Гранаде был подписан договор о защите прав мусульман и иудеев. Он действовал даже меньше года, когда сначала королева Кастиллии приказала выслать из своей страны всех иудеев, а затем и мусульман. К 1609 году подобные законы были изданы всеми королевствами современной Испании. Немного позже под преследования попали даже те, кто под воздействием обстоятельств сменил веру и стал христианином. Началось массовое бегство испанцев, морискос и марранос, из своей страны. Их значительная часть, воспользовавшись существующими на тот момент геополитическими реалиями, нашла свою новую родину в Тунисе. Память о них до сих пор жива: на севере Туниса разбросаны многочисленные поселения, которые так и называют – “андалузийские деревни”. Как выглядели новые пришельцы уже никто не может сказать с достоверностью, только в преданиях сохранились слова о белой коже и светлых глазах. Что и нашло свое отражение в названии одного из рецептов – “глаза андалузийской девушки”.

Collapse )

oeil de l'espagnole2
  • eryv

Рис из Джербы

Что такое Магриб? Первый президент независимого Туниса Хабиб Бургиба сделал простое определение. Где-то в центре Ливии, по землям племени Каддафи, в долине Сирта, проходит линия соединяющая север и юг. К востоку от этой линии основной пищевой составляющей является рис, а на запад уже начинается страна кускуса - Магриб. Магрибинцы посещающие восточный исламский мир часто приходят в ужас от того, что везде присутствует этот рис. В ужас, поскольку в их сознании он ассоциируется с бедностью и скудностью рациона. Поэтому в кулинарии стран Магриба практически отсутствуют рисовые блюда, хотя есть и немногие исключения. Для Туниса таким подтверждением правила является "рис из Джербы". Название это возникло благодаря острову Джерба, жители которого как раз и славятся приготовлением этого блюда.

Collapse )

Rice of Djerba (Rouz jerbi)
enface

(no subject)

Читаю Пепина и не могу удержаться. Ещё совсем немного прочитал, а восторгов - дальше некуда.
С вашего позволения прицитирую небольшой кусочек его рассказа из его детства, когда Маман отправила его от нужды во время войны - 1942-43 - в иезуитскую школу имени Людовика Святого.
___________________________________________

Четверг освобождал нас от уроков, но не от дисциплины и правил. Идея святых отцов позволить мальчикам поиграть в лесу состояла в том, чтобы построить нас в колонну по одному, со священником во главе и другим в хвосте, и промаршировать нас таким манером. Лес был ареной некоторых боевых действий, и священники предупреждали нас не трогать любую амуницию, которую мы могли увидеть валяющейся вокруг. Я сопротивлялся почти до самого конца этой «игры в послушание», пока не увидел яркий отблеск латуни под листиком. Я проверил сзади. Священник, подтягивавший тылы, был за деревьями, вне видимости. Ведущий священник смотрел в другую сторону. Я совершил бросок. Это была стреляная гильза, стройная и красивая, бесценное сокровище для мальчика, отец которого был в горах, сражаясь вместе с маки, и носил патронташ, набитый такими патронами. Я спрятал его в карман.
Когда мы появились из лесу, священники стояли перед нами. Один из них требовательно вопросил: «Кто-нибудь из вас подобрал что-нибудь там?»
Я был слишком испуган, чтобы сознаться, даже если бы хотел, поэтому я стоял там трясясь, зажав своё сокровище в потной ладошке глубоко в кармане.
«Нет?» - спросил священник.
Мы все сохраняли тишину.
«Если у вас есть что-нибудь, бросьте это немедленно».
На землю ничего не упало.
«Пепин!» - сказал он. «Руки вон из карманов».
Я так и сделал, оставив гильзу в кармане.
Он подошёл ко мне и обшарил мои штаны снаружи. Прежде, чем я мог сказать, он влепил мне две пощёчины со всей силой по лицу.
Телесные наказания в Лицее Людовика Святого зарабатывали быстро, наверняка и с жестокостью, но это была та эпоха, когда жёсткая дисциплина была нормой даже в домашних условиях, и, к их чести, священники раздавали её всем поровну. Я привык к ней. Того же нельзя сказать о еде, которая была просто несъедобной. Первым моим утром в этом месте старший ученик сказал мне, что на завтрак у нас будет «кака Рене» (le caca de Rene). Рене был младенцем нашей кухарки, а кака была… что же… если вам приходилось переменять пелёнки, вы поймёте. В трапезной моя миска была наполнена какой-то непристойной мучной жижей , белёсой и густой. Выяснилось, что нам подавали - и мы должны были есть - «le caca de Rene» несколько раз в неделю. Шматок полностью оправдывал своё название. Хотя мы были голодными и почти голодали, мы иногда даже платили однокашникам, чтобы они поглотили это порочную придумку.
После завтрака, однако, показалось, что ситуация исправляется. Когда мы шеренгой выходили из трапезной, каждому было позволено взять один кусок чёрного хлеба из корзины. Хлеб был сухой и залежавшийся, но он никак не мог быть хуже, чем le caca de Rene. Я собрался отъесть изрядную часть, когда мой новый друг порекомендовал мне остановиться. Взяв свой собственный ломоть, он ударил им по краю стола. Несколько блохообразных насекомых выпали и начали суетливо искать свободы. Со временем этот приём стал рутинным.

-----------------------------------
В оригинале - «gruel” – редкоупотребляемый верхненемецкий диалектизм, обозначающий похлёбку из муки грубого помола